Липовый_мёд
16.03.2017 в 18:36
Пишет _Полярная_:

Вот прямо очень зашло. Потому что изумительно. "Руссише виллиса"
16.03.2017 в 15:00
Пишет Айриэн:

Руссише виллиса
А хороша-то, хороша была, второй такой по всей стране не сыщешь: гляди ты, высока, статна, бела, на пол-лица зелёные глазищи! Явилась, значит, эта красота, — весной прислали или ближе к лету, — сказали, с-под Полтавы, сирота, и дальней-то родни в помине нету, и имени-то мамка не дала, в детдоме записали, стала Нинка... А сплетен-то пошло, как прибыла, — не разведвзвод, а балаболы с рынка! Освоиться не дали, и уже, как бабки на завалинке, воркуют: «Ну точно, братцы, чья-то ППЖ, откуда б нам еще ее такую? Полковничья была, да вышла вся, полковник с глаз долой сюда пристроил...». Комвзвода, лейтенант Оганесян, сказал — оставьте девушку в покое. Пообещал (а скажет — не соврет): еще придется бредни эти слушать - как малолеткам, уши оборвет, а кто пристанет к ней, тому не уши. А Нинка — мол, товарищ командир, сама управлюсь, если надо будет, а так, мол, поживем и поглядим, узнаем, кто в бою чего добудет...
Расклад случился вскорости таков, что трепачи и вышли дураками: за Нинкой этой — больше «языков», чем было за иными мужиками. И главное, не так у ней оно, чтоб были не пойми какие фрицы, а так, что хоть иди снимай кино: раз ей попался — точно пригодится. Докладывают, где какой отряд, в каком леске какие держат силы, и все, как малахольные, твердят — мол, руссише виллиса заманила! Оно, конечно, фрицев-то не жаль, и мало ли чего помстилось гадам, а Нинке, дело ясное, медаль: нельзя с такою службой без награды. Однако вышел с нами переклин: про всяку нечисть слова нет в приказе, но не бывает, чтоб один в один — и всей подряд мерещилось заразе, где видано, чтоб без огня — и дым! Расспрашивать ее ребята стали, а особливо Крюков с Ильиным, ну эти, что про всякое болтали. Давай, мол, расскажи как на духу! Я думал, говорить-то не захочет, ну скажет — не мелите чепуху... а Нинка, ты смотри, в лицо хохочет: своим-то я, ребята, не гроза, я со своими, парни, не воюю, но будете брехать, мол, за глаза — тогда, поди, и правда заколдую!
Такой вот получился коленкор, а дальше что, служили до Берлина. Одно не разгадаю до сих пор, не объяснить ни коротко, ни длинно: бывало всяко-разно, фронт не тыл, но вот меня она приколдовала. Как эту девку, вишь ты, полюбил — меня любая пуля миновала. Так я ж тебе сказал, не знаю, Тань, как вышло так, мне не придумать даже! Поди-ка с этим к бабушке пристань, тебе-то баба Нина всё расскажет.

URL записи

URL записи